Гойя Франсиско (полное имя Франсиско Хосе де Гойя-(1746 - 1828)

Испанский художник. Творчество Гойи, современника Французской революции и национально-освободительной борьбы с Наполеоном, приходится на один из самых драматических периодов испанской истории.
Он происходил из семьи ремесленника-позолотчика. В 1760 учился в Сарагосе у Х. Лусана-и-Мартинеса, в 1766 — в Мадриде у Ф.Байеу, на сестре которого, Хосефе, женился в 1773. В 1764 и 1766 безуспешно пытался поступить в Академию Сан-Фернандо в Мадриде. В 1770-71 посетил Италию; на конкурсе Пармской Академии получил 2-ю премию за картину «Ганнибал с высоты Альп взирает на покоренные им земли Италии». В 1771 вернулся в Сарагосу, где выполнил первые заказные работы, в том числе фрески одного из куполов собора Нуэстра Сеньора дель Пилар. С 1773 жил и работал в Мадриде. В 1780 был избран в Академию Сан Фернандо, с 1785 стал ее вице-директором, а с 1795 — директором ее живописного отделения. В 1786 был назначен придворным живописцем, с 1799 — «первый живописец короля». В годы реакции в 1824 эмигрировал в Бордо, посетил Париж, в 1826 и 1827 совершил краткие поездки в Мадрид. Писал портреты, картины на религиозные, мифологические, бытовые и исторические сюжеты, выполнял стенные росписи и картоны для шпалер, был мастером офорта, литографии, рисунка.
Гойя сложился в крупного художника сравнительно поздно. Первый значительный успех ему принесли две серии (1776-91) многочисленных панно (картонов для ковров), созданных для Королевской мануфактуры Санта Барбара в Мадриде. Эту декоративную в своей основе живопись, изображавшую уличные сценки, празднества, прогулки, игры городской молодежи, художник обогатил новыми композициями, укрупнением фигур, красочностью колористических находок, непосредственным ощущением национальной жизни, воспринятой им как бы изнутри («Завтрак на берегу Мансанареса», 1776; «Зонтик», 1777; «Маха и ее поклонники», 1777; «Слепой гитарист», 1778; «Продавец посуды»,1779; «Игра в пелоту», 1779; «Раненый каменщик», 1786; «Деревенская свадьба», 1787; «Майский праздник в долине Сан Исидоро», 1788; «Игра в жмурки», 1791, и многие другие — все в Прадо). С 1780-х годов Гойя становится известным портретистом, но его заказные работы еще во многом отражают зависимость от Веласкеса («Карл III на охоте», около 1782, Прадо), воздействие парадных приемов барокко («Премьер-министр граф Флоридабланка», 1783, банк Уркиху, Мадрид), отзвуки утонченного искусства рококо («Маркиза Анна Понтехос, около 1787, Национальная галерея, Вашингтон; «Семья герцога Осуна», 1787, Прадо).
В конце 1790-х — начале 1800-х годов художник, наделенный исключительной остротой восприятия личности, создает портреты своих друзей и единомышленников (художник Ф.Байеу, 1795; ученый, публицист, общественный деятель Х.М.Ховельянос, 1797; жена Хосефа — все в Прадо; доктор Пераль, 1796, Национальная галерея, Лондон; посол Французской республики Ф. Гиймарде, 1798, Лувр; поэт Л.Моратин, Академия Сан Фернандо, Мадрид). Пережитый им в конце 1790-х годов душевный кризис усугубляется потерей слуха в результате тяжелой болезни.
Обличительная сила его творчества находит воплощение в знаменитой графической серии «Капричос» (1798), включившей в Гойю в число крупнейших мастеров мирового графического искусства. В формах трагического гротеска он выступает против мира зла и мракобесия, фанатизма и невежества масс, нравственных пороков общества. В многослойную струну «Капричос» вплетены отзвуки политической карикатуры Французской революции, народного испанского лубка, демонология средневековья и сатирические традиции испанской литературы «золотого века». Реальные жизненные наблюдения сливаются с безудержной фантазией художника.
Не имеет аналогий в традиции парадных официальных изображений написанный с необычайной живописной свободой «Портрет королевской семьи» (закончен в 1801, Прадо), где особы королевского дома подобны выстроенной в ряд застывшей толпе, заполняющей полотно от края до края. Внутренние связи между участниками торжественного собрания не выявлены, их взгляды разобщены, жесты мало связаны, во всем господствует напряженность и взаимная неприязнь.
Светлое жизнеутверждающее начало торжествует во фресковой росписи мадридской церкви Сан Антонио де ла Флорида (1798), представляющей собой новое слово в традиции монументально-декоративной живописи.
В начале 19 в. в портретах Гойи проступают новые тенденции, близкие к художественным идеалам эпохи романтизма. Изображенные им люди отличаются энергией, уверенностью в своих силах, наделены ярко выраженными национальными чертами (портреты графа де Фернана Нуньеса, 1803, собрание герцогини де Фернан Нуньес, Мадрид; маркизы де Сан Адриана, 1804, Дворец провинциальной депутации, Памплона; Франсиско Хавьера Гойи, или «Юноша в сером», 1806, собственность наследников графини де Ноайль, Париж; Сабаса Гарсиа, около 1805, Национальная галерея, Вашингтон; актрисы Марии Росарио Фернандес, по прозвищу «Ла Тирана», 1802, Академия Сан Фернандо, Мадрид; актера Исидро Майкеса, 1807, Прадо; Хуана Антонио Льоренте, около 1810-11, Музей, Сан Паулу; Тибурсио Переса, 1820-е годы, Метрополитен-музей; единственное произведение мастера в российских собраниях — «Портрет актрисы Антонии Сарате», 1811, дар А.Хаммера, Эрмитаж). В отличие от тонко разработанной серебристо-серой гаммы портретов 1790-х годов живопись этого периода приобретает большую активность, насыщенность цветом, пластичность объемов. В картинах «Одетая маха» и «Обнаженная маха» (около 1802, Прадо) воплощен далекий от академических канонов, характерный для испанок тип чувственной женской красоты.
Мировую известность получил живописный исторический диптих 1814, запечатлевший трагедию наполеоновского нашествия: «Восстание на Пуэрта дель Соль 2 мая 1808 года» и «Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая» (Прадо). Страстный отклик на драматические события современности — серия офортов из 82 листов, известная под названием «Бедствия войны», данным ей Академией Сан Фернандо при издании в 1863.
Позднее творчество Гойи совпадает с годами реакции после разгрома двух испанских революций. Стены загородного дома в Мадриде («Кинта дель Сордо» — «Дом глухого») он расписал маслом, создав 14 уникальных по мощному художественному воздействию панно, полных иносказаний, намеков, сложных ассоциаций (перенесенные на холст картины находятся в Прадо). В росписях господствует дьявольское, противоестественное начало, зловещее изображение возникает как в кошмарном сне, набор красок суров, скуп, почти монохромен — черное, белое, рыже-красноватое, охра; мазки размашисты и стремительны. Иногда в сознании художника, словно вспышка света, рождается образ мощной женщины с лицом, похожим на каменную маску, и с мечом в руке, возможно, олицетворение Возмездия, Справедливости или Свободы, иногда возникает картина полета таинственной пары к обстреливаемому из орудий городу-крепости на скале, возможно, символу спасения и героизма. Графическая параллель росписям Кинты — серия офортов «Диспаратес» («Пословицы», 1820-23) с еще более сложной и мрачной символикой. Однако даже в картинах позднего периода он сохраняет ощущение немеркнущей красоты жизни («Водоноска», 1810, Музей изобразительных искусств, Будапешт; «Похороны сардинки», около 1814, Академия Сан Фернандо, Мадрид; «Прогулка» или «Молодость», 1815, Музей изящных искусств, Лилль; «Кузнецы», Музей Фрик, Нью-Йорк; «Молочница из Бордо», 1828, Прадо), а в «Автопортрете с расстегнутым воротом» (1815, Прадо, Академия Сан Фернандо, Мадрид) предстает полным творческой воли.
С именем Гойи связано становление искусства Нового времени, его творчество оказало огромное воздействие на мировую культуру 19-20 веков не только в живописи и графике, но и в литературе, драматургии, театре и кино.

   

                                             

Проект создан Поволжским региональным центром новых информационных технологий © 2006-2008.

SGU.RU