Эль Греко (El Greco) Доменико (наст. имя Доменикос(1544 - 1614)

Испанский художник.
Грек по происхождению. Сведения о жизни, особенно о молодых годах, скупы и предположительны. Первоначально работал в поздневизантийской живописной манере в Кандии. В 1567—1570 жил в Венеции, возможно, был учеником или последователем Тициана, испытал влияние Тинторетто, Я.Бассано, посетил Парму, где высоко оценил Корреджо. В 1570 переехал в Рим, приобрел известность в римской Академии св. Луки. Пребывание в Риме чрезвычайно расширило кругозор молодого художника, связанного с гуманистической средой кардинала Алессандро Фарнезе и пережившего сильное влияние Микеланджело и поздних маньеристов. С 1577 жил и работал в Испании.
В Венеции и Риме Эль Греко овладел приемами масляной живописи, передачей пространства и перспективы, обобщенным широким мазком; особенностями венецианского колоризма. Произведения, среди которых лишь немногие признаны достоверными, отмечены разнохарактерностью исканий («Изгнание торгующих из храма», до 1570, Национальная галерея, Вашингтон; ок. 1570—1575, Институт искусств, Миннеаполис; ок. 1577, Метрополитен-музей, Нью-Йорк; «Исцеление слепого», ок. 15б7—1570, Картинная галерея, Дрезден; ок. 1570, Пинакотека, Парма; портреты: миниатюриста Джулио Кловио, ок. 1570, Национальный музей Каподимонте, рыцаря Мальтийского ордена Виченцо Анастаджи, ок. 1576, собрание Фрик, Нью-Йорк; «Мальчик, раздувающий лучину», ок. 1570—1575, Национальный музей Каподимонте, Неаполь).
Искусство Эль Греко — уникальной фигуры в истории мировой живописи, впитавшее в себя византийские традиции, достижения итальянского Ренессанса и спиритуалистическую эстетику маньеризма, порождено кризисным временем. Мир его образов, соединивший духовную экзальтацию и утонченный интеллектуализм, связан с субъективно-эмоциональной линией в искусстве Позднего Возрождения. Как ни экспрессивны в искусстве мастера композиция, рисунок, ритм, передача пространства, самым важным остается колорит, достигающий исключительной светозарности красок; в собраниях мира рядом с картинами Эль Греко другие кажутся словно потускневшими.
Первые полученные в Испании заказы — картины для алтарного образа церкви Санто Доминго эль Антигуо в Толедо (центральная композиция «Вознесение Марии», 1577, Чикаго, Институт искусств), «Эсполио» для сакристии толедского собора (1579, находится на месте) — еще хранят отзвуки итальянского искусства, но вместе с тем преодолевают нормы классической традиции и обнаруживают необычность изобразительных приемов.
В огромной картине «Мученичество св. Маврикия» (1580, музей Эскориала) изобразительные приемы оказались столь смелыми и необычными, что это произведение Эль Греко вызвало резкое недовольство короля Филиппа II и его окружения, поклонников академического эклектизма. Не получив признания при дворе, художник навсегда поселился в Толедо, городе инквизиции и монахов, старой испанской аристократии и интеллектуальной элиты. Его религиозно-философским воззрениям неоплатонизма оказалась близкой избранная среда толедского общества. Слава Эль Греко в Толедо достигла вершины после создания им в 1586—1588 картины «Погребение графа Оргаса» для скромной приходской церкви Сан Томе. Средневековая легенда о чудесном погребении благочестивого графа Оргаса спустившимися с небес святыми Августином и Стефаном была перенесена Эль Греко в обстановку современной ему жизни, где особая роль принадлежала портретам толедских дворян и духовенства. Чуду, происходящему на Земле, сопутствует чудо на Небе, которое разверзается над головами присутствующих, и Христос во главе сонма святых принимает душу усопшего. Картина, написанная в великолепной торжественно-траурной гамме, проникнута возвышенной красотой, изощренным ритмом линий и цветовых созвучий.
В конце 1590-х — начале 1600-х годов Эль Греко создал огромные (разрозненные ныне по музеям мира) алтарные ансамбли для капеллы Сан Хосе в Толедо (1597—1599), для церкви госпиталя Милосердия в Ильескасе (1600—1603), для Коллегии августинцев в Мадриде, основанной Марией д'Арагон (1596—1605); камерные лиричные композиции («Святое семейство», 1590—1595, госпиталь Сан Хуан де Афуэра в Толедо; Прадо, Художественный музей, Кливленд); образы святых; замечательные портреты. Его изображения апостолов (серии так называемых апостоладос, 1605—1610, в сакристии собора в Толедо; 1610—1614, в Доме-музее Эль Греко в Толедо), мучеников, аскетов, подвижников объединяют поиски бескомпромиссной нравственной истины. Запечатлены различные проявления характера, сильно вытянутые фигуры кажутся бесплотными на фоне сумрачного Толедо («Святой Франциск и Святой Андрей», 1590—1595, Прадо; «Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист», 1600, Музей Санта Крус, Толедо) или получают глубокое психологическое преломление в полуфигурах кроткого апостола Петра и убежденного проповедника апостола Павла с огненным взором (между 1587—1593, Эрмитаж — единственное произведение Эль Греко в наших собраниях; вариант ок. 1605—1608, музей Стокгольма).
Созданные Эль Греко портреты толедских современников — аристократов, писателей, врачей, ученых, представленных поколенно или погрудно на нейтральном фоне, — наполнили живопись Испании психологическим богатством. Будучи чужестранцем, художник остро почувствовал и сам тип этих людей, и их манеру держаться. Один из ранних — «Портрет кавалера с рукой на груди» (1577—1579, Прадо) — словно возведенный в рамки канона образ испанского дворянина своего времени. Олицетворением мыслящей Испании предстает безупречный по чувству живописной формы «Неизвестный» (1601, Прадо), жестокой и властной силы — главный инквизитор Ниньо де Гевара (по версии некоторых исследователей, кардинал Сандоваль и Рохас, 1601, Метрополитен-музей, Нью-Йорк), творческого вдохновения — поэт-мистик Ортенсио Парависино (1609, Музей изящных искусств, Бостон).
В творчестве позднего Эль Греко, в котором мир предстает как единая одухотворенная стихия, изобразительные приемы принимают все более ирреальный характер. Одна из линий связана с темой мистического экстаза («Пир у Симона-фарисея», Институт искусств, Чикаго), ликующего небесного полета в вихре света и цвета («Вознесение Марии», 1613, Музей Санта Крус, Толедо), с предельной одухотворенностью бестелесных безликих фигур («Встреча Марии с Елизаветой», 1610—1614, Думбартон-Окс). Нарастающее чувство трагической обреченности звучит то более сдержанно в «Молении о чаше» (1606—1610, Музей изящных искусств, Будапешт), то создает зыбкий, словно возникающий в тяжком сновидении образ в «Лаокооне» — единственной картине мастера на мифологический сюжет (1610—1614, Национальная галерея, Вашингтон).
Теме «апокалипсиса» посвящена самая необычная и смелая картина «Снятие пятой печати» (1610—1611, Метрополитен-музей, Нью-Йорк) с ее резким искажением фигур, тревожным движением света, редкой красотой и звучностью красок, как будто превосходящих возможности масляной живописи. Произведением глубокого философского смысла предстает образ города-мира с его призрачной жизнью в знаменитом пейзаже «Вид Толедо» (1610—1614, Метрополитен-музей), от которого веет величием космического характера.
Эль Греко не имел последователей, его искусство в течение трех столетий было предано забвению. Открытие его в начале 20 века превратилось в сенсацию. Попытки представить Эль Греко как предшественника авангардистских течений сменились в последние десятилетия более серьезным, объективно-научным подходом к его искусству, нерасторжимо связанному с породившей его художественной эпохой.

   

                                 

Проект создан Поволжским региональным центром новых информационных технологий © 2006-2008.

SGU.RU